Причины страха в прошлом. Часть 1 С чего начинается страх


Практическая рассылка

У каждого из нас есть темное прошлое, которое закрывает от нас светлое будущее.

Всем привет, с вами Дмитрий Кисляков, и мы продолжаем изучать страхи и фобии. Если вы помните, в прошлый раз мы закончили рассматривать симптомы вашего страха, как по-отдельности, так и все вместе.

И сегодня настал черед посмотреть причины страхов во времени. Вообще тема причин – это тема далеко не для инструментальной работы. Более подробно мы будем изучать это во второй, интенциональной части проекта, но и здесь нам есть что обсудить и изменить. Что именно?

А именно то, что только работа с симптомами – внешними, видимыми, осознаваемыми проявлениями проблемы, иногда не дает полного избавления от страха.

Потому что часто не затрагивает ту самую пресловутую причину – те глубинные механизмы, которые привели к проблеме, почему вообще возникла эта проблема. И эта причина часто может просто не осознаваться, или никак не связываться с вашим страхом, хотя подспудно, бессознательно вызывать его.

Это как прыщики на теле – сами по себе они это симптом, а вот что привело к ним, грязная кожа ли, проблемы с гормонами, какие-то болезни – это уже причина. Поэтому если убирать только симптом, отдельный прыщик, это никак не повлияет на причину. И даже убрав этот прыщик, он может вернуться снова, в другом месте. И наоборот, убрав причину, симптом рассосется часто сам собой, как уже не нужный.

И то же самое и со страхом: убрать один конкретный страх или фобию как вы видели, не представляет особой проблемы. Это действительно можно сделать быстро и просто. И на этом можно остановиться и жить счастливо дальше.

Проблема в том, что этот страх как-то и почему-то возник.
И никто не гарантирует, что эта причина ушла вместе со страхом.
Никто не гарантирует, что она не может всплыть в другом месте и другое время, в виде другого страха или проблемы.
И никто не гарантирует, что эта причина не влияет на вас прямо сейчас, создавая целый ряд разнообразных проблем и страхов, которые вы просто не связываете друг с другом, но которые могут иметь под собой единый корень.

Еще раз повторюсь, работать с причинами полноценно и серьезно мы будем во второй части проекта, а пока наша цель остается прежней – убрать причины конкретного страха или фобии.

Естественно, что способов такой работы с причинами придумано множество. Существуют десятки, если не сотни различных теорий и моделей, и систем позволяющих сделать это.

Критический инцидент

И сегодня мы посмотрим наверное самую популярную модель и теорию – это работа с прошлым.

Основана она на очень простой идее о том, что со страхами и фобиями мы не рождаемся. Когда-то у вас не было этого страха. А значит когда-то он возник.

И отсюда возникает идея о так называемом критическом инциденте. Простая идея о том, что когда-то у вас страха действительно не было, но… произошел некий инцидент, некое критическое событие, которое и послужило той самой причиной, которое запустило проблему вашего страха.

За примерами далеко ходить не надо: человек попал в аварию, теперь боится ездить на машине, укусила собака, теперь боится собак, избили и ограбили в подворотне – боится этой подворотни, а то и вообще выходить из дома.

И кстати большинство таких критических, важных событий происходит в детстве, когда у ребенка еще нет никаких представлений об окружающем мире. Он все видит первый раз в жизни: первая собака, первая машина… игрушечная, первая драка… в песочнице.

  • Соответственно у него, во-первых, нет никакого представления, что это перед ним такое, как к этому относиться. Он не знает, что это за неведомая фигня.
  • А во-вторых, что самое главное, у него нет никаких способностей и навыков, как с этим обращаться, и поэтому часто обращается он с этим неправильно и неумело, попадая тем самым в опасные ситуации.

Классический пример: все мы знаем, что к незнакомым собакам надо подходить осторожно, дать себя понюхать, если рычит и скалится, то лучше не соваться. Ребенок этого не знает, он например видит собаку первый раз в жизни, бежит к ней, тискает и лезет, в результате собака может налаять или даже укусить, вот и критический инцидент.

Как вы видите, ключевое слово тут критический, то есть инцидент действительно неприятный, стрессовый, болезненный, связанный часто с опасностью (реальной или только кажущейся). Поэтому часто говорят о психотравме – о ситуации, которая сильно негативно влияет, травмирует психику.

Давайте рассмотрим, что происходит в такой ситуации с точки зрения нашей знакомой и, я надеюсь, любимой модели Мерседес-СК

Итак, как человек реагирует на внезапную, неожиданную опасность?
Испугом. Тем, что включается наиболее подходящая в этот момент реакция стресса и страха.

То есть это реакция, которая запускает программу действий, чтобы хоть как-то справиться с ситуацией. У разных людей есть разные варианты таких программ и реакций на опасность, хотя можно выделить основные три: бей, беги или замирай.

Что включится у вас в конкретный момент: убежать, наоборот, ринуться в бой, или замереть, впасть в ступор, зависит как от самой ситуации, так и от ваших предпочтений.

И вот что важно, эта реакция теперь связывается с этой ситуацией по принципу условного рефлекса, который мы смотрели. И теперь всякий раз, когда вы попадаете в похожие условия, будет включаться именно эта реакция стресса или страха.

И что еще более важно – часто такая связь создается с первого и одного единственного раза. Почему так? Мы же привыкли, что все наши новые рефлексы и привычки образуются долгим обучением и тренировкой, как с собачками Павлова и колокольчиком.

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте перейдем ко второму компоненту нашего страха – состоянию. Понятно, что в этот критический момент запускается соответствующее критическое состояние: напрягаются мышцы, изменяется дыхание и сердцебиение, функции внутренних органов и нервной системы. И мы можем сказать, что эмоционально чувствуем в этот момент волнение, панику, тревогу, сильный стресс.

Настолько сильный, что включается механизм так называемого импринта – особого состояния, присущего совсем маленьким детям, позволяющего им очень быстро адаптироваться: буквально с первого раза создавать новые реакции и формировать новые связи.

В критическом событии, в сильном стрессе это состояние импринтной уязвимости может запуститься даже у взрослого человека, и с первого раза крепко впечатать, связать страх с объектом или ситуацией, которые будут теперь восприниматься как опасные.

Причем происходит это абсолютно бессознательно, то есть без участия сознания, на животном уровне. И часто случается так, что в качестве объектов и ситуаций наше бессознательное выбирает совершенно не то, что представляет реальную опасность, а просто первое, что попалось на глаза.

Например, как в том известном эксперименте, когда маленькому ребенку дали поиграться с белой ручной крыской. И он так радовался, играл… Пока за его спиной не сделали громкий бум, ударили по железяке. Ребенок испугался и заплакал. Его успокоили и снова дали поиграться с крыской, и испугали так еще пару раз.
Ребенок все понял «правильно»: во всем виновата гребаная крысятина. Он связал страх именно с тем, что видел перед собой – безобидной животинкой. И в результате стал бояться эту крысу. И кроме этого он также стал бояться всех похожих на нее игрушек.

И поэтому в результате такого механизма мы можем получить совершенно нерациональные, нелогичные страхи.

Следующие у нас убеждения и автоматические мысли. Казалось бы с ними все понятно. Ну какие мысли в момент острой опасности? Все мысли отключаются. Или остается только одна: мне писец, сейчас умру. И вот она тоже закрепляется.

Но убеждения могут участвовать также в оценке и восприятии ситуации как опасной, и определяют, появится ли вообще страх или нет. О таких глубинных убеждениях мы еще поговорим дальше.

И у нас осталось поведение. Поведение в критическом инциденте тоже критическое. Так или иначе, оно исходит из простой идеи: объект или ситуация представляют опасность, поэтому надо со всей силы с этой опасностью справиться: например, то самое убежать, атаковать или замереть.

А избавившись от опасности, то есть когда критическая ситуация закончилась, именно это, часто абсолютно неадекватное поведение опять-таки закрепляется, как помогающее справляться.

Что же получается в итоге, когда критический инцидент так или иначе закончился?
Происходит крепкое впечатывание неадекватных стрессовых, страховых программ на некий объект и ситуацию.

Но гораздо более важно то, что не происходит. Не происходит нормального прореагирования, прочувствования, продумывания и продействования этой ситуации.

То есть мы не смогли нормально освоить этот критический инцидент и эту область жизни. Точнее сделали это, исходя из страха, исходя из опасности. И при попадании в похожие ситуации в будущем, даже в абсолютно безопасных условиях, всплывет то, что закрепилось в первый раз.

Поэтому иногда говорят, что в любой проблеме нас как будто резиновой лентой возвращает именно в тот первый момент, когда эта проблема зародилась. На самом деле возвращаются именно эти проблемные стрессовые проявления, которые были тогда записаны.

А сам критический инцидент, особенно психотравмирующий, может кстати вполне забыться и амнезироваться, вытесниться из сознания. Но его последствия продолжают действовать из бессознательного.

И потом мы удивляемся: откуда же у меня страх, почему я так непонятно и неадекватно боюсь всякую фигню? Ведь не было же ничего, ничего же не было!

Итак, сегодня мы рассмотрели критический инцидент, как причину развития страха в прошлом. И в то же время есть и другие варианты развития событий и теории, объясняющие их.

И вот тут мы сделаем паузу и посмотрим эти варианты и теории в следующий раз. И самое главное, вы сможете сами у себя все это найти и убрать, причем не за долгие годы, а за считанные минуты. Так что подписывайтесь, чтобы не пропустить и удачи.


Комментарии: