Ум и глупость бессознательного. Э. Лофтус, М. Клингер

Элизабет Ф. Лофтус, Университет Вашингтона
Марк Р. Клингер, Университет Арканзаса

Оригинал

Исследования Элизабет Ф. Лофтус в области обработки информации были поддержаны грантами Национального института психического здоровья и Национального научного фонда.
Переписка относительно этой статьи должна быть адресована Элизабет Ф. Лофтус, Кафедра психологии, Вашингтонский университет, Сиэтл, WA 98195.

Насколько сложным является бессознательное познание? Это один из самых фундаментальных вопросов о бессознательном, который был поставлен психологами-исследователями за прошедшее столетие. Энтони Гринвальд имеет современный взгляд на эту классическую проблему и приходит к выводу, что бессознательное познание сильно ограничено в своих аналитических способностях. В ответ ему другие ведущие ученые сходятся на том, что реальность бессознательных процессов не вызывает сомнений. Хотя есть некоторые разногласия по поводу того, насколько сложны эти процессы, все согласны с тем, что впереди еще много интересных исследований и теорий относительно умственных процессов, связанных с бессознательным познанием.

«Бессознательное» в настоящее время подвергается новым научным исследованиям. Конечно, психологический интерес к этому предмету был давно, но новые экспериментальные методы пробудили современный, новый взгляд на классическую проблему. Гринвальд (1992) называет этот возобновившийся интерес Новым взглядом 3. Правда ли что бессознательные идеи, импульсы и эмоции определяют и управляют нашими сознательными мыслями, восприятием и поведением? Или, как Гринвальд ставит вопрос: «Насколько умным является бессознательное познание?»

Фрейд, например, верил в «умное» представление о бессознательном. Фрейд сравнивал разум с айсбергом: только небольшая, сознательная часть ума находится над поверхностью, в то время как подавляющее большинство психических процессов происходит ниже поверхности, бессознательно. Для Фрейда бессознательное не всегда делало то, что лучше всего, но, безусловно, сильно влияло на психическую жизнь и работало очень сложными способами.

Критерии ума

Прежде чем ответить на вопрос Гринвальда о том, насколько умным является бессознательное, следует уточнить смысл терминов умный или глупый в связи с бессознательным. Не существует общего мнения по единому определению того, что представляет собой интеллект, но есть несколько широко согласованных факторов для того, что делает умный психический процесс. Гринвальд предполагает, что первый признак, который обозначает ум, заключается в сложности процессов. Умные процессы используются для классификации паттернов (например, черных линий на белой странице) в абстрактной, сложной, многозначной информации. Анализ букв можно считать более сложным, чем анализ линий и углов. Семантический анализ слов будет более сложным и комплексным, чем анализ букв. Пропозициональный анализ, анализ множественных строк в отношениях объект-действие будет еще более сложным. Некоторые сторонники умного бессознательного (например, Silverman & Weinberger, 1985) предполагают, что смысл предложений может быть обработан бессознательно.

Второй признак, который может указывать на ум, – это способность гибко справляться с новой ситуацией. Это контрастирует с простыми (глупыми) процессами, которые можно назвать рутинно-психическими, которые используются одинаково каждый раз. Разумеется, многие защитники психоанализа поддерживают убеждение, что бессознательное знает, как лучше всего защитить сознательный разум, гибко используя вытеснение, проекцию и замещение везде, где это может быть наиболее полезно. Однако можно заметить, что многие когнитивные психологи предполагают, что бессознательное специализируется на выполнении только рутинной деятельности.

Третий признак ума – это то, что психические процессы делают то, что лучше для нас. Однако даже приверженцы умного бессознательного соглашаются, что бессознательное не всегда делает то, что лучше. По факту, сторонники умного бессознательного полностью принимают идею, что эти процессы, которые лежат ниже поверхности осознания, часто заставляют людей реагировать неподходящим образом.

Примеры бессознательных внушений

Вера в умное бессознательное появляется в самых неожиданных местах. Когда два молодых человека, 18-летний Рэй и 20-летний Джеймс, совершили самоубийство, выстелив в себя из ружья, их семьи подали в суд на британскую рок-группу Judas Priest («Rock Group Not Liable», 1990). Семьи утверждали, что в альбоме «Stained Class» 1978 года были подсознательные (subliminal – подпороговые, сублиминальные. Прим. пер) сообщения, пропагандирующие сатанизм и поощряющие самоубийство, и эти сообщения заставили молодых людей договориться о самоубийстве. Семьи потребовали более 6 миллионов долларов в качестве возмещения ущерба. Могут ли подсознательные сообщения заставлять людей убивать себя? Судья Джерри Карр Уайтхед постановил, что подсознательные сообщения действительно были, но он ясно заявил, что истцы не дали никаких «достоверных научных доказательств» (Vance et al., v. Judas Priest et al., 1990), что эти сообщения были причиной самоубийства. Что касается предполагаемых подсознательных слов, говорящих слушателям «сделать это» в песне «Better by You, Better Than Me» (Wright, 1978), судья постановил, что это, вероятно, не было воспринято без «силы внушения». Многие непрофессионалы упорствуют в убеждении, что бессознательное достаточно умно, чтобы расшифровать подсознательные сообщения и управлять суицидальным поведением. Однако интерпретация Судьей Уайтхедом научных данных свидетельствует о том, что бессознательное не так уж и умно.

Страх возможных подсознательных сообщений, приводящих людей к самоубийству, имеет сходство с другим (несколько ослабленным) страхом, относящимся к середине 1950-х годов. Этот более ранний страх возник через несколько лет после того, как Джордж Оруэлл в 1949 году описал в романе «1984» своего рода систему «промывания мозгов», расщепляющую разум, которая называется «двойным мышлением». Достижение двойного мышления позволило людям «забыть то, что требуется забыть, и снова вызвать в памяти, когда это понадобится, и снова немедленно забыть, и, главное, применять этот процесс к самому процессу… сознательно вызывать бессознательное» (стр. 36). Воистину умное бессознательное.

Менее чем через десять лет после того, как публика начала читать Оруэлла, директор по маркетингу провел якобы интригующее исследование в маленьком кинотеатре в Нью-Джерси («Убеждающие получают глубоко ‘скрытый инструмент’», 1957). Он рассказал, что наложил на обычный фильм некоторые словесные сообщения, которые появлялись на такое короткое время, что их невозможно было сознательно обнаружить. Сообщения несли незаметные призывы «Ешь попкорн» или «Пей колу». По словам исследователя, продажи попкорна резко возросли – на 58%. Продажи колы выросли почти на 18% (Morse & Stoller, 1982).

Несмотря на то, что исследование было непроверенным и неподтвержденным, оно привело к общественному возмущению. Подобные скрытые манипуляции рассматривались как «бессовестное вторжение в личную жизнь» (Moore, 1988, стр. 297). Было ли это началом технологии, которая «ворвалась бы в самую глубокую и личную часть человеческого разума и оставила всевозможные шрамы» (Cousins, 1957, с. 20)? Идея о том, что нами могут подсознательно управлять, заставила других попробовать эту технологию. Одна радиостанция запустила подсознательную кампанию против телевидения, транслируя сообщения вроде «телевидение скучное». Некоторые универмаги проигрывали по системам местного оповещения подсознательные сообщения против магазинных краж («Если вы украдете, вас поймают») (Wortman & Loftus, 1992). Вопрос, действительно ли эти подсознательные махинации работали, вызывал споры на протяжении десятилетий. Недавний практический обзор на сублиминальные аудиозаписи самопомощи, призванные повысить самооценку или улучшить память, не показал никаких улучшений после месяца использования (Greenwald, Spangenberg, Pratkanis, & Eskenazi, 1991). И это вызывает сомнения, что подсознательные воздействия вроде «телевидение скучное» помогают из телезрителей делать радиослушателей.

Новый взгляд 1

Оригинальные исследования «ешь попкорн / пей колу», по совпадению, проводились в Форт-Ли, Нью-Джерси – как раз через реку Гудзон в Нью-Йорке – почти в тот же самое время, когда Джером Брунер говорил о «Новом взгляде» в восприятии (Bruner, 1957), и исследователи начинали изучать проблему подсознательного (бессознательного) восприятия.

Брунер и его современники предположили, что то, что мы видим, зависит не только от того, что есть снаружи, но и от внутренних факторов, таких как ожидания, мотивация и аффекты. Брунер сохранял эту точку зрения в течение следующих трех десятилетий: «Восприятие… инструмент мира, поскольку мы организуем его согласно нашим ожиданиям» (Bruner, 1986, p. 47).

Одно из исследований, воспринимавшееся в то время как новаторское, показало, что табуированные слова более трудны для восприятия, чем нейтральные. Иначе говоря, табу-слова имеют более высокий порог распознавания. Объяснялось это тем, что беспокойство, вызванное табу-словом, приводило к включению механизм защиты, который мешал восприятию этого слова (Китаяма, 1991). Тем не менее, умный бессознательный процесс, который спасает человека от тревоги, предохраняя от восприятия, не является единственной интерпретацией этих результатов. Результат можно было легко объяснить, не обращаясь к сложным бессознательным процессам, например, предполагая систематическую ошибку ответа (например, нежелание сообщать о табу-слове), которая срабатывала после того, как табу-слово было воспринято. К концу 1950-х годов был достигнут консенсус о том, что не существует методологически обоснованных доказательств бессознательного восприятия в частности, или умных бессознательных процессов в общем. «Новый взгляд» был широко отвергнут.

Новый взгляд 2

Затем, в 1970-х годах, появился новый взгляд на «Новый взгляд» (Erdelyi, 1974). Гринвальд (1992) называет его «Новый взгляд 2». В этот момент в истории психологии продолжалась когнитивная революция в форме подхода обработки информации к рассуждениям о разуме. Компьютер был теперь предпочтительной моделью человеческого ума, и с компьютерной метафорой появилось множество теоретических конструкций, которые «приблизились к тому, чтобы заново открыть основные фрейдистские понятия» (Erdelyi, 1985, стр. 59). Цель Нового взгляда 2 заключалась в том, чтобы установить связи между Фрейдом и когнитивной психологией, возникшей в конце 1950-х – 1960-х годов (Erdelyi, 1974). Новое познание было описано с точки зрения фильтрации и избирательности, а не цензуры. Сторонники нового познания говорили о исполнительных процессах; Фрейд говорил об эго. Появились узлы решения (вместо конфликтов); оперативная память (вместо сознания); подпрограммы, программы и программное обеспечение (вместо психической структуры). Внезапно сама идея о бессознательных процессах стала не только непротиворечивой, но и «очевидной и фундаментальной особенностью обработки информации человеком» (Эрдели, 1985, p. 59). Как утверждалось в лагере Нового взгляда 2, это введение новых терминов для обозначения старых идей не было связано с опасениями относительно концепции бессознательного, но исходило из нежелания быть связанными с избыточным багажом, который сопровождает идею психоаналитического бессознательного. Все эти идеи, несомненно, определяли выбор названий, которые Эрдели рассматривал и в конечном итоге выбрал для своей книги на эту тему: «Психоанализ: когнитивная психология Фрейда» 1985 года.

Несмотря на достижения Нового взгляда 2, многие когнитивные психологи продолжали рассматривать бессознательное скептически. Однако, Гринвальд (Greenwald, 1992) утверждает, что нынешние результаты исследований не оставляют сомнений в том, что люди иногда воспринимают вещи без сознательной осведомленности. В современной литературе можно найти впечатляющий случай, который подтверждает идею о том, что бессознательные когнитивные процессы действительно влияют на реакцию людей в их окружении. Гринвальд приводит множество примеров.

Типичная современная процедура, которая демонстрирует это влияние, включает прайминг (priming — фиксирование установки, эффект предшествования. Прим. пер.). В типичном исследовании прайминга испытуемые проходят два этапа (Tulving & Schacter, 1990). На первом они видят список предметов, называемых мишенями, например, серию изображений. Затем, через несколько минут или месяцев, испытуемых тестируют. Тест может потребовать, чтобы испытуемые смотрели на размытые изображения и называли то, что видят. Прайминг проявляется, если выполнение теста выше для мишеней, которые встречались ранее, чем для элементов, которых раньше не было. Прайминг может наблюдаться даже в тех случаях, когда стимулы мишени настолько слабы, что сознательно не обнаруживаются. Некоторые могут сказать, что на людей влияют стимулы, которые не подвергаются сознательной обработке. Но по словам Гринвальда, они связаны с бессознательными процессами, которые не особенно сложны. Скорее, они связаны с относительно простыми когнитивными функциями. Гринвальд кратко излагает это, заявляя, что бессознательное аналитически бесхитростно и его результаты «сильно ограничены». Под ограниченными результатами Гринвальд скорее всего подразумевал, что не было показано, что бессознательное может заставить людей покупать попкорн, пить кока-колу, стрелять в себя или вообще делать то, что они обычно не делают. Только из-за того, что люди могут реагировать на подсознательное сообщение, это не значит, что они автоматически последуют его указаниям. Короче говоря, его мнение состоит в том, что бессознательное не является особенно умным. Однако следует упомянуть, что Гринвальд поддерживает не-столь-умное бессознательное наиболее сильно, когда он говорит об одном конкретном значении бессознательного познания, а именно о познании, которое может проявляется при отсутствии внимания.

Другой лагерь

Любой читатель Американского психолога, заслуживающий внимания в своем любопытстве, вероятно будет интересоваться, что сторонники Нового взгляда 2 или даже Нового взгляда 1 думают об этом. Чтобы удовлетворить это любопытство, некоторым ведущим исследователям и теоретикам, включая представителя Нового взгляда 1 Джерома Брунера и представителя Нового взгляда 2 Мэтью Эрдели, было предложено прокомментировать аргументы Гринвальда. Они применяли различные подходы: некоторые писали произведения, которые были в основном концептуальными или историческими, тогда как другие писали работы с практической направленностью.

Брунер (1992) возвращает нас к 1940-м и 1950-м годам, чтобы напомнить нам, о чем думали первоначальные последователи Нового взгляда. Как он вспоминает сейчас, первые эксперименты в то время были мало чем связаны с бессознательным, с глупой или с умной (динамической) версией его. Самые ранние эксперименты в большей степени касались восприятия или селективности. Только позже бессознательное появилось в дискуссии об исследованиях перцептивной защиты и связанной с ними работе, которая очень понравилась психоаналитикам. Брунер кратко описывает беспокойное и засоренное поле битвы, на котором велась война Нового взгляда 1. Перепалки порой были грязными и слабо отвечали на вопросы об умственных способностях бессознательных процессов. Когда ему приходится сталкиваться с этим вопросом, Брунер явно присоединяется к лагерю, который утверждает, что бессознательное не очень умное.

Мэтью Эрдели (1992) также напоминает нам о том, что Новый взгляд был больше, чем просто изучением бессознательного и что Новый взгляд восприятия не нуждается в исправлении. Он отмечает, что вне всякого сомнения, схема и вход, защита и память взаимодействуют друг с другом. Понятно, что одно из первоначальных положений Нового взгляда, что ожидания влияют на восприятие, не вызывает никаких сомнений. Однако Эрдели утверждает, что бессознательное нуждается в «аккуратном» восстановлении (стр. 785). Отсутствие консенсуса относительно того, где находится разделение между сознательными и бессознательными процессами, является основным камнем преткновения. Используя самые строгие критерии в отношении бессознательного, мы, по-видимому, низводим его до недостоверности и незначимости. Принятие более либеральных критериев допускает в бессознательном множество сомнительных эффектов. Эрделий справедливо отмечает парализующее влияние на практический прогресс из-за этого отсутствия четкой концепции бессознательного. Хотя решение этой проблемы может проявиться не сразу, Эрделий делает вывод, что когда прояснится наше понимание бессознательного и будет исследована его природа (а не только наличие), мы обнаружим, что бессознательное более сложно и разумно, чем обычно считалось.

Джон Килстром, по мнению большинства, является одним из ведущих современных экспертов «когнитивного бессознательного» (название статьи, опубликованной в Science, 1987). В этой статье и в своей нынешней статье с Терренсом Бамхардтом и Дугласом Татарином (1992) он напоминает нам, что идея бессознательной психической жизни имеет долгую и выдающуюся историю, которая восходит задолго до Фрейда. Гельмгольц, например, подчеркнул мысль о том, что перцептуальный опыт во многом определяется бессознательными выводами, основанными на знании мира и памяти о прошлом опыте (Kihlstrom, 1987). Это не должно умалять важные вещи, которые Фрейд говорил о бессознательном. Том бессознательном, которое Килстром и соавт. характеризуют как «горячее и влажное» (стр. 789). Но Фрейд не заслуживает доверия. Более того, со времени горячих и влажных заявлений Фрейда, была закончена сложная работа, которая рисует несколько другую картину бессознательных процессов – более холодную и сухую картину. Что касается мыслей Килстрома и соавт. касательно умного или глупого бессознательного, похоже им не нравится этот вопрос. В любом случае они подстраховываются, говоря: «Это условно». В зависимости от того, какое содержание, о котором идет речь, оказывается бессознательным, и от того, что должен делать испытуемый, мы можем в конечном итоге заключить, что бессознательное в одних случаях умное, а в других нет. Но по мнению Килстрома и соавт. все это не очень важно по сравнению с очевидным фактом, что изучение бессознательной психической жизни действительно достигло совершеннолетия.

Реакция с более эмпирической направленностью приводится Филом Мериклом (1992), который является основным современным источником нашего понимания бессознательных процессов. Он тоже не может не напомнить нам, что до Фрейда были ученые, которых интересовало бессознательное, указывая, что 300 лет назад был Лейбниц. Мерикл проводит нас через несколько критических вопросов, касающихся восприятия без осознания. Мерикл считает, что эти вопросы должны быть решены, прежде чем мы сможем узнать, умное или глупое бессознательное. Мерикл надеется, что когда мы отойдем от упорных попыток доказать существование бессознательных процессов, мы начнем получать эмпирические сведения о том, насколько сложными могут быть бессознательные процессы восприятия. У Мерикла есть хорошая компания в его призыве к новым идеям. Лазарус (1991) недавно закончил свое обращение Выдающейся научной премии, призвав других психологов «исследовать сознание… а также найти эффективные способы изучения того, что лежит под поверхностью» (стр. 365).

Павел Левицкий, Томас Хилл и Мария Кржыжевская (1992) представляют нам эмпирический взгляд на существенный объем исследований, касающихся процессов, с помощью которых происходит обучение выше и ниже уровня осознания. Они предполагают, что процесс приобретения знаний может происходить как сознательно, так и бессознательно, но основная часть умственной работы в обучении происходит на бессознательном (или по их предпочтениям, неосознаваемом (nonconscious)) уровне. Левицкий и соавт. предполагают, что большая часть того, что мы узнаем о мире, очень сложна. Настолько сложна, что нашему сознательному уму сложно это распознать. Тем не менее, наш неосознаваемый ум воспринимает эту информацию относительно быстро (по сравнению с сознательным восприятием). Они утверждают, что это делает бессознательное более сложным в изучении, чем сознательный ум. Конечно, по критерию сложности их данные свидетельствуют о умном бессознательном. Однако эти бессознательные процессы относительно негибки: они применяются одинаково раз за разом, тогда как процедуры, используемые для сознательного обучения, кажутся более изменчивыми и адаптируемыми к различным ситуациям.

Наконец, Якоби, Линдсей и Тот (1992) дают нам доступ к их быстро развивающемуся подходу различения вкладов сознательных и бессознательных процессов в психической жизни. Они ясно говорят, что автоматические процессы играют определенную роль во влиянии на поведение, но это же делают и сознательные процессы. Их новая процедура предназначена для оценки отдельных вкладов автоматических и неавтоматических процессов. В двух словах, процедура включает в себя логику противостояния: инновационная идея, лежащая в основе этой логики, заключается в том, что бессознательные процессы можно увидеть, только когда человек успешно организует мир, чтобы бессознательный процесс противостоял целям сознательного намерения. Одна из проблем со старыми «Новыми взглядами» заключается в том, что измерения бессознательной обработки были загрязнены сознательной обработкой. Практически все последние работы, рассмотренные Гринвальдом (1992), имеют одинаковую интерпретационную проблему загрязнения, утверждает Якоби и соавт. Когда очистка загрязнений пройдет успешно, можем ли мы сказать, является ли бессознательное умным или глупым? Якоби и соавт. предпочитают говорить об эффективности бессознательных процессов. И все же они оставляют нас только догадываться, что они думают о бессознательном: может ли оно заставить нас есть попкорн или подвести к убийству.

Данное научное обозрение пытается решить проблему сложности психических процессов, вовлеченных в бессознательное. Является ли бессознательное сложным или простым? Может ли бессознательное гибко справляться с новыми психологическими угрозами или только выполнять рутинные процессы? Большой объем исследований, многие из которых рассмотрены в нижеследующих статьях, теперь предполагает, что реальность бессознательных процессов уже не вызывает сомнений. Несмотря на то, что нет единого соглашения о том, насколько сложны эти процессы, похоже существует общее мнение, что бессознательное может быть не таким умным, как считалось ранее. Но что более важно, есть абсолютное согласие, что захватывающие времена как в исследованиях, так и в теории бессознательного еще впереди.

Ссылки на литературу:

Bruner, J. (1957). On perceptual readiness. Psychological Review, 64, 123-152.
Bruner, J. (1986). Actual minds, possible worlds. Cambridge, MA: Harvard University Press.
Bruner, J. (1992). Another look at New Look 1. American Psychologist, 47, 780-783.
Cousins, N. (1957, October 5). Smudging the subconscious. Saturday Review.
Erdelyi, M. H. (1974). A new look at the New Look: Perceptual defense and vigilance. Psychological Review, 81, 1-25.
Erdelyi, M. H. (1985). Psychoanalysis: Freud’s cognitive psychology. New York: Freeman.
Erdelyi, M. H. (1992). Psychodynamics and the unconscious. American Psychologist, 47, 784-787.
Greenwald, A. G. (1992). New Look 3: Unconscious cognition reclaimed. American Psychologist, 47, 766-779.
Greenwald, A. G., Spangenberg, E. R., Pratkanis, A. R., & Eskenazi, J. (1991). Double-blind tests of subliminal self-help audiotapes. Psychological Science, 2, 119-122.
Jacoby, L. L., Lindsay, D. S., & Toth, J. P. (1992). Unconscious influences revealed: Attention, awareness, and control. American Psychologist, 47, 802-809.
Kihlstrom, J. F. (1987). The cognitive unconscious. Science, 237, 1445-1452.
Kihlstrom, J. F, Barnhardt, T. M., & Tataryn, D. J. (1992). The psychological unconscious: Found, lost, and regained. American Psychologist, 47, 788-791.
Kitayama, S. (1991). Enhancement and impairment of perception byбaffect. Unpublished manuscript, University of Oregon.
Lazarus, R. S. (1991). Cognition and motivation in emotion. American Psychologist, 46, 352-367.
Lewicki, P., Hill, T, & Czyzewska, M. (1992). Nonconscious acquisition of information. American Psychologist, 47, 796-801.
Merikle, P. M. (1992). Perception without awareness: Critical issues. American Psychologist, 47, 792-795.
Moore, T. E. (1988). The case against subliminal manipulation. Psychology & Marketing, 5, 297-316.
Morse, R. C, & Stoller, D. (1982, September). The hidden message that breaks habits. Science Digest, p. 28.
Orwell, G. (1949). Nineteen eighty-four. New York: Harcourt, Brace.
Rock group not liable for deaths. (1990, September 10). National Law Journal, p. 33.
Persuaders get deeply «hidden» tool: Subliminal projection. (1957, September 16). Advertising Age, p. 127.
Silverman, L. H., & Weinberger, J. (1985). Mommy and I are one: Implications for psychotherapy. American Psychologist, 40, 1296-1308.
Tulving, E., & Shachter, D. L. (1990). Priming and human memory systems. Science, 247, 301-306.
Vance, J., et al. v. Judas Priest et al., No. 86-5844, 2nd Dist. Ct. Nev. (August 24, 1990).
Wortman, C., & Loftus, E. L. (1992). Psychology (4th ed). New York: McGraw-Hill.
Wright, G. (1978). Better by you, better than me. In Judas Priest (performers) Stained class [album]. New \brk: Columbia Records.

Комментарии: